Bob Lee (roberlee) wrote,
Bob Lee
roberlee

Category:

Джек Лондон

Джек Лондон среди моих любимых писателей всегда занимал особое место. Его рассказы и повести о мужественных людях, не отступающих перед лицом опасности, пропитанные романтикой, любовью к жизни и поразительным юмором, овеянные Арктическими морозами и солеными брызгами океана – это то, на чем я вырос. Поэтому и по сей день я перечитываю его книги, каждый раз находя в них что-то новое и жалея, что творческий путь Лондона прервался так несправедливо рано.
И я твердо уверен, что строка «значит нужные книги ты в детстве читал» в Балладе о борьбе» Высоцкого –именно про такие книги, как книги Джека Лондона.
Ну и поскольку судьба забросила меня в солнечную Калифорнию, я вскочил за руль железного коня, вбил недрогнувшей рукой в навигатор «Окленд» и отправился в путь по «лондонским» местам.

Ниже небольшой, но надеюсь познавательный фоторепортаж о месте, неразрывно связанном с Джеком Лондоном и его творчеством.

Знаменитый «Белый Клык».





Порт Окленда. Именно отсюда уходили корабли, на одном из которых уплыл Роберт Льюис Стивенсон на Самоа, откуда уже так и не вернулся.


На площади Джека Лондона стоит хижина, в которой он зимовал в 1897-1898 году на Аляске во время "золотой лихорадки" на Юконе. Ему тогда был 21 год. Во время специальной экспедиции с привлечением графолога из полицейского управления Окленда по автографу Лондона, выцарапанному почему-то на потолке, было подтверждено, что это именно та хижина. Ее моментально разобрали и привезли сюда. Половину бревен пришлось отдать канадцам. В итоге было воссоздано две идентичные хижины, вторая находится в городе Доусон, про который Лондон писал во многих своих книгах. Именно туда пробивался Смок Беллью за вкусом медвежьего мяса. Вот такой вот американо-канадский "распил" хижины. 





Интерьер в хижине небогатый. Ни ноутбука, ни плазменной панели, ни даже пищущей машинки, подозреваю, что их сперли индейцы. Очевидно, что от творчества Джека ничто не отвлекало и места для автографов навалом и помимо потолка. Сначала я решил, что ведро в центре то самое, которым пользовался Лондон, чтобы не выбегать по ночам на мороз, но так как сейчас оно явно служит для сбора средств на помощь индейским детям - ловко метнул в него монетку. Впрочем, промахнулся.


Легендарный бар Хейнольдса "Первый и последний шанс".
Бар был открыт в 1883 году и сейчас является самым старым баром в Окленде. Маленький Джек Лондон делал тут свои школьные уроки, а когда подрос, принялся писать свои книги. Именно в этом баре сидел и Роберт Льюис Стивенсон, автор “Острова сокровищ”, ожидая своего парохода. Джек Лондон обессмертил бар Хейнольдса, упомянув его 17 раз в своем романе “Джек-Ячменное зерно” и сборнике “Рассказы рыбацкого патруля”.



Бар сделан из обломков старого китобойного судна. Никакой еды в баре не наблюдается, исключительно алкоголь. Бар Хейнольдса не закрывался даже во время "сухого закона" и по слухам тут "наливали". Название "Первый и последний шанс" говорит о том, что по прибытии или убытии из Окленда это было первым и соответственно последним местом, где можно было поймать шанс промочить горло. На баре красуются мемориальные доски, посвященные Джеку.






Внутри бар потрясает. Другого такого нет. 
Часы на стене за стойкой бара (чуть левее головы перца в майке из Лас Вегаса) остановились во время "Великого землетрясения" 1906 года в Сан-Франциско. 


Надпись на одном из кругов - "Морской Волк". Именно в баре Хейнольдса Джек Лондон делал наброски к этому роману и именно тут он познакомился с капитаном, который стал прототипом Волка Ларссена.




Невероятное количество фотографий, автографов и писем Джека Лондона, статей, газетных вырезок и прочих занятных вещей развешено по стенам, по ним можно наблюдать за тем, как менялась обстановка в баре за почти 130 лет его существования.


Считается, что пол "повело" тоже во время землетрясения. Обратите внимание на наклон барной стойки. Наклон пола тоже конкретный, я чуть не навернулся, как только зашел. Не иначе только морские волки ходят по нему не обращая на это внимания. 


Дедок, голова которого торчит снизу - родом из Техаса. Пьет в этом баре уже 25 лет. Впервые забрел сюда когда был в Окленде проездом, потом перебрался сюда насовсем. И таких фанатов немало.


Мое пиво. Пью за тем самым столом, за которым Джек Лондон писал "Морского волка" и "Зов предков". Может и домашние задания делал за ним же, жадно посматривая на батареи бутылок. Владелец бара Хейнольдс даже проспонсировал Лондона и дал ему денег, которых не хватало для поступления в университет. Наклон барной стойки виден очень хорошо -сравните ее угол с уровнем пива.




Отличные слова Лондона: "Я бы предпочел быть пеплом, а не пылью." И в конце - "Надлежащая функция мужчины - жить, а не существовать. Я не буду тратить бездарно тратить свои дни только для того, чтобы продлить их".


Судя по возрасту Джека на фото - ему уже наливают. Если 21 год ему стукнуло в хижине на Аляске, где с виски наверняка были перебои, представляю себе с каким энтузиазмом он устремился в этот бар.


Кепки, бейсболки, шляпы посетителей со всего мира. Дедок из Техаса сказал, что тоже оставил свою 25 лет назад. Я был увы без бейсболки, обязательно бы повесил.


Фототехника меня подвела, а может пиво сыграло роковую роль. Не очень четкий кадр. Это древний автомат для проигрывания пластинок. Слева та самая печка, которая в свое время была единственным источником обогрева помещения.






Обращает на себя внимание экстренный выпуск газеты с информацией о землетрясении и сотнях погибших.


Несмотря на вторую поправку - табличка гласит о суровом наказании за ношение оружия во время распития. 




Я оружия не носил, распил и убыл. Немного другой ракурс фасада. Сбоку на баре в 1915 году был нарисован красивый портрет Джека Лондона. Но я об этом не знал, поэтому фото увы нет, но как он выглядит не так сложно нагуглить. По слухам, в баре Хейнолдса обитает привидение - двери иногда сами собой открываются, слышны шаги. Интересно, спотыкается ли призрак на неровном полу?


Следы Белого Клыка. Своя собственная Аллея Славы у волка, Голливуд отдыхает.


Общий вид площади Джека Лондона. Белый Клык, хижина, чуть правее вход в "Первый и последний шанс".


Памятник великому писателю. Невозможно перечислить все его книги, выделить из них "получше" и "похуже". 
Пронзительная "Маленькая хозяйка большого дома", великолепный "Мартин Иден", потрясающий "Мексиканец", "Белый Клык" и "Зов предков" и многие - многие другие, которые вышли из под пера этого замечательного человека. Можно еще много было бы написать, но лучше любых слов о писателе говорят его собственные книги. Спасибо тебе за них, Джек.





Subscribe

  • Утро в Каппадокии

    Самое стремное при полете на воздушном шаре-ощущение какой-то толкучки. Особенно на высоте километра и когда снизу решительно поднимается пара…

  • Выбрались в кино

    Абсолютно шикарный японский фильм Diner японской хм... режиссерки Мики Нинагавы. Просто потрясающее зрелище. Премьера в Москве позавчера,…

  • Немного Кубы

promo roberlee january 28, 2013 10:08 988
Buy for 100 tokens
Наш мир полон тайн, которые кажутся неразрешимыми. Загадка Розуэлла, тайна убийства Кеннеди, гигантские надписи в пустыне Наска, что на самом деле случилось с группой Дятлова, куда делся экипаж «Марии Селесты» в Бермудском треугольнике и многие другие вопросы остаются без…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Утро в Каппадокии

    Самое стремное при полете на воздушном шаре-ощущение какой-то толкучки. Особенно на высоте километра и когда снизу решительно поднимается пара…

  • Выбрались в кино

    Абсолютно шикарный японский фильм Diner японской хм... режиссерки Мики Нинагавы. Просто потрясающее зрелище. Премьера в Москве позавчера,…

  • Немного Кубы